10530774_313678602090230_8210880826947941262_nРаХо Теп, Посвященный

Дорогие,
Мы Арктурианцы. В нашу последнюю встречу мы говорили о Посвящении, включая тайную и священную Инициацию Человеческой Любовью. Идея самой Инициации может сбивать с толку, особенно Инициация Человеческой Любовью. Поэтому мы бы хотели поделиться с вами историями двух посвящений. Одна история про мужчину по имени РаХоТеп, который рассказывает о его Посвящении в Древнем Египте, а другая про женщину по имени Матиа, она расскажет о своей инициации в Древних Дельфи. Поскольку их истории достаточно длинные, РаХоТеп поделится своей историей сегодня, а Матиа в следующий раз.

У вас всех в прошлых/параллельных реальностях есть опыт прохождения инициаций и опыт служения Гайе в качестве великого Посвящённого. Мы представляем эти истории, чтобы помочь вам лучше понять процесс инициации и пробудить ваши воспоминания о собственных Инициациях. Мы знаем, что они у вас были, поскольку видим вашу ауру и поскольку вы нашли наш Коридор. Когда РаХоТеп и Матиа будут рассказывать вам о своих инициациях, позвольте вашим собственным воспоминаниям всплыть на поверхность вашего сознания.


А сейчас РаХоТеп начинает рассказывать:

Дорогие, я рад поделиться с вами своей историей. Когда я смотрю на всех вас в Коридоре, моё сердце наполняется радостью при виде стольких Посвящённых. Надеюсь, что моя история поможет вам и/или поддержит вас в процессе становления вашим истинным, Многомерным Я в повседневной жизни. Различие между иллюзиями наших страхов и Истиной вашего Я – это испытание, более трудное, чем можно себе представить. Ваша задача ещё более трудна, поскольку вам нужно найти и завершить ваши великие инициации, когда вы всё ещё вовлечены в повседневные задачи выживания в третьем измерении.

Я жил в реальности, где те, у кого был потенциал для достижения инициации, посылались в Храм для обучения. Когда мои родители увидели карту моего рождения, они узнали, что моей судьбой была жизнь в Храме, а не с ними. Возможно, поэтому я никогда не чувствовал их любви в свои ранние годы. И до пяти лет, пока я не попал в Храм, я никогда не испытывал любовь семьи. Я учился и прислуживал, пока был ребёнком и подростком. Моя юность в Храме была наполнена любящими наставлениями и чудесными друзьями. Я знал, что некоторые в Храме не разделяют мои чувства, но я наслаждался каждой минутой там. Я чувствовал, что наконец-то попал домой.

Я начал свою Последнюю Инициацию с моим первым Ретроградным Сатурном в 28 лет. Возможно, этот возраст покажется вам юным, но я был в Храме с 7 лет. Мои наставники сказали, что я готов к Последней Инициации, но я должен ждать, пока не получу внутренние указания. Я должен был дать знать, когда мой Внутренний Наставник, Радула, покажет, что ВРЕМЯ пришло. И это указание пришло немногим позже разрешения моих наставников. Сколько жизней готовился я к этому моменту? Вихрь смутных картинок прошлых жизней промелькнули перед моим внутренним взором. Глубоко внутри я чувствовал зов своего предназначения, до сих пор не случившегося. Я был взволнован и напуган.

Я знал, что возможны три варианта последствий этой Инициации: успех, безумие или смерть. Два последних варианты были неприемлемы. И хотя я не боялся смерти, зная, что это будет только отсрочкой, я чувствовал, что ещё не выполнил цель этой инкарнации. Я не хотел, чтобы все эти годы учёбы и работы служили только для моей личной выгоды. Возможно, когда мои инициации будут завершены, я узнаю подробнее о моём служении.

Наконец, этот день настал. Луна была полной и я был готов. Я находился в помещениях под Сфинксом, специально построенных для ожидающих Инициации. Небольшое расстояние по пустыне отделяло эти помещения от Великой Пирамиды, где каждый посвящаемый проводил семь дней и ночей глубоко в недрах Пирамиды. Эти семь дней и ночей нужны были, чтобы пересмотреть прошлые жизни и уроки. Если я пройду первый этап, дальше будут другие, но секрет последующей инициации тщательно охранялся.

Как и предполагалось, я не смог уснуть в эту ночь. На рассвете три Жреца в капюшонах пришли ко мне вместе с первыми лучами Солнца на горизонте. Не было сказано ни слова. Жрецы вывели меня из комнаты в пустыню. Я всегда любил пустыню на закате и рассвете, когда Солнце только поднималось или садилось за горизонт. Горизонт в Египте был бесконечен, как Дух.

Следуя за Жрецами в Великую Пирамиду, я размышлял, глядя на мягкий золотой свет. Как пустыня приветствует новый день, я приветствовал новую жизнь. Я чувствовал теплое нетерпение, сочетающееся с быстро приближающимся зноем пустыни. Я был един с природой. Обширный пейзаж внешнего мира подталкивал мои внутренние видения в подготовке к пробуждению. Пустыня была спокойной, как мой ум, и теплый лёгкий ветерок ласкал моё лицо, как бы говоря: Удачи!

Я в ответ улыбался и безмолвно следовал за Жрецами, ведущими в Пирамиду. И хотя Солнце едва поднялось за горизонтом, когда Жрецы и я вошли в Великую Пирамиду, я не был готов к полной темноте, окружавшей нас. Один из Жрецов нёс маленькую масляную лампу. Это была единственная вещь, которую я смог разглядеть, пока мы шли вглубь Великой Пирамиды. Я знал из своих уроков, что полная тьма пирамиды готовила нас ко встрече с нашей внутренней тьмой.

Наконец мы прибыли к маленькой деревянной двери, очень просто сделанной. При свете одной лампы я разглядел прожилки дерева, золотую щеколду и открытый замок. Жрецы закроют меня в этой комнате на семь дней и ночей. Они открыли дверь, завели меня внутрь и указали на простой коврик из папируса для сидения на каменному полу. Масляная лампа была поставлена на край справа от меня вместе с маленькой ёмкостью с водой.

«Эта лампа будет гореть три дня и три ночи. После этого ты будешь в полной темноте»

Это были первые слова, сказанные Жрецами. И больше они ничего не сказали. Я услышал, как закрывается дверь и как запирается замок с мягким щелчком. Я закрыл глаза и стал медитировать. За эти семь дней я пересмотрел уроки прошлых и текущей жизни. Я снова и снова возвращался в землю мёртвых, чтобы пересмотреть и увидеть все мои ошибки. Я посмотрел каждый урок в каждой жизни, в которую мог попасть. Я не помню мерцание лампы, не помню, как пил. Я помню мягкий щелчок замка. Это был первый внешний звук, который я услышал за семь дней, и он вернул меня в моё физическое тело.

Когда Жрецы вошли, я увидел их лица в капюшонах за другой масляной лампой, которую держал один из них. Я медленно кивнул, чтобы они знали, что я был жив и в сознании. Они кивнули мне в ответ и показали жестом следовать за ними. Потребовалось немало времени, чтобы я встал, а когда я это сделал, я не смог идти. Я прислонился к стене и направил жизненную силу в ноги, скрещённые в одной позиции все семь дней. Жрецы взяли мою пустую лампу и сосуд с водой и терпеливо ждали. Когда я стал способен идти, они вывели меня.

Я не знал, куда я шёл, но поскольку я выжил в первой части инициации, мне можно было перейти к следующей. Коридоры в пирамиде были такими же тёмными, но сейчас мои глаза привыкли к темноте. Маленькая лампа моих проводников светилась как путеводная звезда. Проводники сначала шли медленно, чтобы я смог привыкнуть к своему телу, а потом ускорились, когда увидели, что я не отстаю. Мы спускались всё ниже и ниже.

Я знал, что Комната Последней Инициации была где-то глубоко, ниже поверхности пустыни, точно под вершиной Великой Пирамиды. Наконец мы пришли в тупик. Перед нами была каменная стена. Жрецы не были удивлены таким поворотом событий и образовали полукруг перед стеной. Пока я стоял в стороне и ждал, что будет дальше, каждый из Жрецов начал петь один тон, который, казалось, поднимался из глубин их Душ.

Сначала их пение казалось разрозненным. Но постепенно можно было различить ритм и наконец, прозвучало crescendo красиво звучащих голосов. Пока звучание замолкало в окружающей темноте, раздался звук глухого рокота. Постепенно стена стала двигаться вправо. За этим простым каменным барьером находились прекрасные искусно вырезанные золотые двери. Пока эти двери медленно появлялись, я знал, что видел их раньше в своих медитациях. Один из Жрецов приблизился к дверям и поместил свои руки на каждую из дверей. Двери был так хорошо сбалансированы, что даже с легчайшим толчком они открылись в огромную комнату. Жрецы жестами пригласили меня. Двери быстро закрылись за мной. И снова я услышал глухой рокот стены, скрывающей все признаки священной комнаты инициаций.

Сияние комнаты ослепило меня. Я никогда не испытывал такого сияния в этой физической форме. Медленно, постепенно, мои глаза привыкли к свету, и я стал осматривать комнату. Эта комната была не из моего Египта. Здесь были своды и колонны, усыпанные лазуритами, изумрудами, рубинами, бриллиантами, аметистами и другими камнями, которых я никогда не видел. Невиданные краски и цвета украшали резьбу, статуи и статуэтки, которые двигались, как будто были живыми. Я чувствовал, что всё в этой комнате было очень древним и имело более сильную жизненную силу, чем всё, что я знал. Это была архитектура, которую я видел только в моих внутренних путешествиях в Атлантиду.

Обширный центральный свод укрывал меньшую пирамиду, которая казалась скорее вибрацией света, нежели физической структурой. Анубис и Тот, древние Египетские Боги Инициации, стояли внутри пирамиды по обе стороны от большого саркофага. Этот саркофаг был воздвигнут на пьедестале из чистого золота, с правой стороны к нему вели серебряные ступени. Саркофаг был сделан из неизвестного мне материала. Я инстинктивно догадывался, что этот материал был не с нашей планеты и был дан Земле тысячи лет назад её первыми обитателями.

Саркофаг, как и стены вокруг меня, был украшен резьбой не-Египетского стиля. Я чувствовал, что хотя саркофаг был непрозрачным, он мог стать прозрачным в зависимости от нужного настроя ума наблюдателя. Анубис жестом позвал меня в саркофаг и Тот согласно кивнул. И снова не было произнесено ни слова. Путь от входа к серебряным ступеням был самым длинным в моей жизни. Пока я поднимался по ним, я понял, что, если мне суждено было спуститься по ним, я больше бы не был таким, как прежде.

Я лёг внутрь саркофага. Его материал был твёрдым как камень, но в то же время, гладким и тёплым, как кожа. Я как будто возвращался в лоно. Плоские твёрдые стенки как будто медленно приняли мои очертания, когда я улёгся. Я не думаю, что смог бы пошевелиться, даже если бы захотел. Затем Тот склонился к краю саркофага и задал мне три вопроса на неизвестном языке. Я не знал, что это были за вопросы, но интуитивно чувствовал, что это именно вопросы, и моё выживание зависело от моих ответов на них.

Я призвал своего Внутреннего Наставника, Радула, видя, что крышка саркофага медленно заточает меня в гробнице. Крышка была плотно закрыта и символизировала мой переход. Снова я был один.

Если бы я находился в гробнице слишком долго, я бы умер. Внутри было мало кислорода, поэтому, чтобы оставить своё физическое тело в живых, мне нужно было поднять моё сознание в высшие измерения и питать его Духом. Я знал, что я не смог бы покинуть тело через третий глаз, как я делал это много раз прежде. Я искал внутри себя портал, который смог бы использовать и освободить мой Дух от ограничений физического тела. Я начал чувствовать, как глубокий страх поднимается во мне, но я его прогнал. Мне нельзя было позволить себе испытать эмоцию, которая понизила бы моё сознание.

Где портал к твоему Высшему Я?

Теперь я понял первый вопрос. Я вспомнил пение Жрецов за каменными дверями. Я не мог использовать свой голос, поскольку было слишком мало кислорода, но я почувствовал ту вибрацию пения, которую воссоздали три Жреца. Поскольку моё сознание не ограничивалось человеческим голосом, я мог петь сразу всеми тремя голосами. Мелодия и частота звука утихомирили мой страх и повысили уровень моего сознания. Я понял, что концентрируюсь на проёме двери внутри моей головы, в самом центре своего мозга. Я продолжал петь и что-то твёрдое, похожее на каменную дверь, стало открываться перед такими же золотыми дверями, которые я видел на входе в эту комнату. Двери открылись. И снова я прошёл через них и почувствовал, как они быстро закрылись за мной. Сначала я ничего не видел, кроме золотого света, который охватил каждую моё клетку и атом моего тела и сознания.

Постепенно, вдали, я увидел, как начинает формироваться воронка. Она начала раскручиваться, сначала медленно, затем всё быстрей. Она была золотой, серебряной, голубой, фиолетовой, и других цветов, которые я впервые увидел в комнате снаружи саркофага. Я почувствовал побуждение вступить в воронку, и с этим моим решением воронка оказалась передо мной. Я упал в её центр, меня стало вращать всё быстрей и быстрей в безвременном пространстве. Сначала я чувствовал головокружение, но затем вращение стало таким быстрым, что я перестал его чувствовать, и в то же время, каждая моя клетка и атом ускорила свою вибрацию в соответствии с вращением. Затем, с щелчком, моё вращение остановилось и я увидел себя внутри великой пустоты. Я стал пятимерным и всё затихло.

Где Кристальный Город?

Со вторым вопросом, передо мной появился золотой свет, принявший золотую форму – моя Божественная Составляющая. Она пришла в виде женщины, поскольку я принял тело мужчины. Мы обнялись в глубоком воссоединении и любви. Она посмотрела в мои глаза и прошептала «Сейчас я поведу тебя Домой»

Затем мы были на Венере. Она простиралась перед нами со всей красотой и
Гармонией, которую я хранил в течение всех моих жизней глубоко в Душе. Моё сердце открылось со вспышкой Света и Любовью, которая взорвала бы моё земное тело, если бы я был в своём трёхмерном сознании. Я увидел дымку Венеры вокруг себя. Я увидел флору и фауну моего любимого Дома, когда она плыла вокруг меня в приветствии. Каждое их движение сопровождалось гармоничными цветами и звуками.

Приветствующие образовали дорожку, ведущую нас ко главному входу в Кристальный Город. Моя Божественная Составляющая влилась в моё тело и мы снова стали Единым по возвращении домой. Прозрачные кристальные ворота распахнулись, когда мы подошли к ним, и золотая дорога освещала наш путь к сердцу города. На конце этой дороги, на вершине холма стоял Золотой Храм Мудрости в сверкающем великолепии. Двери были открыты в ожидании нас. И хотя мы могли мгновенно оказаться у нашей цели, мы наслаждались нашим путём и обществом других, и поэтому мы выбрали передвигаться тем же плавающим/летающим способом, что и все окружающие.

Наконец, мы стояли перед могущественным Санат Кумара, Планетарным Логосом Земли и Правителем Венеры. Рами Нури и Джвал Кхул, его советники, стояли по обе стороны от него. Их Божественные Составляющие были внутри них. Они были андрогинными. Они были цельными!

Я поклонился им, и Санат Кумара протянул мне драгоценный камень. Этот камень был непохожим на всё, что я когда-либо видел. Это была скорей вибрация, чем материя, хотя она имела и красоту, и форму. Я взял этот камень с благодарностью и поместил его в своё сердце.

Моя Составляющая и Я, казалось, провели целую жизнь на Венере. Мы жили и любили и умирали. А затем я почувствовал толчок. Я знал, что этот толчок был моей судьбой. Это была Земля. Она звала меня вернуться к моей трёхмерной жизни, чтобы я смог осуществить своё предназначение. Я должен был вернуться, чтобы моё тело смогло жить. Грусть, пришедшая с осознанием, потрясла саму мою Душу, но я помнил об обязательстве оставаться на Земле. Поэтому я должен был вернуться до того, чтобы успеть спасти жизнь своей земной формы.

Шоком стала неожиданная плотность саркофага. Как мог я вернуться так быстро, даже не успев попрощаться? А затем моё сердце почувствовало любовь моего Дома и моей Божественной Половинки. Да, мы не попрощались, поскольку я буду хранить их в своём сознании, но что с этим саркофагом? Кислорода осталось очень мало и теперь я был полностью в физическом теле.

Как открыть саркофаг?

Перевело моё сердце третий вопрос. Да, в моём сердце был и ответ. Камень. Вибрация подаренного камня поднимет саркофаг. И затем, фокусируя своё внимание на драгоценном кристалле в моём сердце, я услышал первый физический звук с тех пор, как прозвучали три вопроса жизнь назад. Этот звук был звуком открывающегося саркофага. Я почувствовал, как кислород ворвался, чтобы спасти меня. Как новорождённый младенец, я впервые вдохнул и сел. «Ты свободен!» – я услышал слова Тота на моём родном египетском.

***

Прошли недели после совершения моей инициации, и я понял, что мои задачи состояли в поиске духовного внутри физического, а не в самой духовности. Я сказал об этом своим учителям, и они согласились с моим решением. Я вернулся в мою маленькую комнатку, чтобы помедитировать и почувствовал своего Внутреннего Наставника.

– О, дорогой Радула, помоги мне. Как мне выполнить эту часть своего предназначения?
– Тебе нужно покинуть Храм.
–Нет, нет! Как я могу? Это как покинуть дом! – закричал я.
– Вот именно, – ответил мой наставник. Когда приходит время, даже дети Единого должны покинуть безопасность дома, чтобы найти новую жизнь. Твоё время пришло!

Я вернулся из медитации с чувством тревоги. Куда я должен был идти? Как я должен был объединиться в физическим миром и заземлить себя в нём? Я учился объединяться и сливаться с духовным миром, но у меня были учителя, которые помогали мне. А теперь я был один. В Духовном Пути было стремление, зов Домой. А теперь я чувствовал подчинение долгу, а не любви и стремлению, но я знал, что должен покинуть Храм. Жизнь там была слишком защищена и моя задача не могла быть выполнена в тех условиях. Храм был только частично физическим, и поэтому соответствовал моему заданию только частично.

Возможно, я мог бы остаться, но потребовалось бы гораздо больше времени, чтобы выполнить мою задачу заземления духа в материю. Как говорят в физическом мире, время – существенный фактор. Я не знал, как долго я должен был осуществлять своё призвание на полном испытаний Пути. Даже в священной вибрации Храма низкие вибрации третьего измерения грозили разрушить видения моей Инициации. Я знал, что должен выйти в мир со свежими воспоминаниями своих уроков – чем больше риск, тем больше победа. И самое важное, я должен был следовать своим внутренним указаниям.

Со слезами в сердце, я попрощался со всем, что знал и любил. Я и не надеялся, что мои многочисленные друзья и приятели поймут, почему я должен был уйти, поскольку сам едва понимал. Только Радула понимал. Поэтому, я покинул Храм не оглядываясь и, возможно, навсегда. Но что значило навсегда? Теперь, когда я путешествовал сквозь время, многие слова утратили своё значение. Как мог я соотноситься с людьми мира, когда я едва мог соотноситься с правилами физического плана? В моей голове было много вопросов, когда я оставил свой Храм позади.

Первые шесть месяцев могли бы быть годами или эонами. Многие мои действия были слишком незначительными, чтобы их упоминать. Мои рутинные обязанности были невыносимыми для меня. Я никогда не учился заботиться о себе в жизни. Новым опытом было найти и приготовить еду и найти ночлег. Обо всех моих физических нуждах заботились в Храме. А теперь, когда я был один на один с чужим для меня миром, всё для меня стало задачей и усилием. Как я мог желать гораздо большего, чувства единства с жизнью, которую я даже не начал понимать?

Много раз я сомневался в своей цели, и в своём здравом смысле. В действительности, многие думали, что я провалил свою инициацию и был изгнан на улицы, а не самостоятельно покинул Храм. Они не могли понять, почему мне нужно было попробовать это неизведанное задание. Жрец должен был оставаться в Храме. Он не должен был выходить на улицы и помогать людям. Люди должны были идти в Храм, когда им было нужно. А если они не могли прийти в Храм, они не могли получить помощи. Это было желанием богов, и люди не сомневались в этом. По сути, я понял, что они не сомневались ни в чем, кроме моего рассудка. Я пытался сделать то, что не делал никто, и это их пугало. Однако положительным моментом было то, что я чувствовал внутреннюю уверенность в том, что иду по своему пути. И поэтому я продолжал.

Наконец я нашёл прекрасную долину. Её энергия отличалась от всего, что я встречал. В этой долине я чувствовал некоторые из высоких вибраций, которые я пережил в Храме, но они были другими. Возможно, они были более заземлены, подобно тому, чему я пытался научиться. Я радовался, когда гулял по холмам рядом с моим жилищем. Там был маленький пруд с величественным деревом. Там, под этим деревом, я проводил долгие часы медитаций. Энергии Богини начали входить в основание моего позвоночника. Я стал постигать связь с Природой, что было не известно в Храме, поскольку там мы постоянно учились покидать наши тела и путешествовать по другим мирам. Я начал понимать значение моих внутренних инструкций.

Несколько человек собралось возле меня, хотя ни они, ни я сам не понимали зачем. Я жил очень просто и в гармонии с окружающим миром. Люди приносили мне еду, и я лечил их, либо слушал их. А есть ли разница между этими двумя понятиями? Удивительный покой появился во мне, подобный покою самой долины. Я провёл мою жизнь в поисках связи с Духовным, а теперь я открыл связь с землей. И мне начало это нравиться.

Приходившие ко мне были особенными. Я жил достаточно близко от города, и они знали, что я подвергался инициации. Они также полагали, что я провалил её и должен был покинуть Храм. И всё же они приходили, предпочитая слушать свой внутренний голос вместо внешних голосов, твердивших о моём безумии. Некоторые приходили из любопытства и скоро уходили. Однако, в основном люди приходили по внутреннему зову, и они оставались.

Постепенно люди стали приносить с собой спальные коврики или простые палатки и поселялись рядом со мной. Наша жизнь была очень мирной. Мы вставали с рассветом, чтобы приветствовать Солнце. Наши церемонии были простыми и персональными. Каждый находил место и приветствовал Солнце с этого места каждое утро. Я не знал, как они приветствовали его, поскольку был занят сам и не хотел наблюдать за ними. Если они мне об этом говорили, что обычно и случалось, я слушал и ничего не говорил. Если они спрашивали моего мнения, я говорил им слушать свой внутренний голос. Я говорил людям, что именно внутренний голос привёл их ко мне, и он же будет продолжать вести их. А я был всего лишь переводчиком. Так же, как их привели сюда, их отсюда могли и отозвать. Я оставался любящим, но отстранённым. Я знал, что мой земной урок – это оставаться отстранённым от любого общественного одобрения. И всё же я боялся, что частью моего урока станет испытание успехом и поклонением.

Мы ели что придётся и были благодарны в равной степени и за скудную трапезу, и за пиршество. Мы знали, что еда обладала вкусом, который может испортиться. И мы точно не хотели привязываться к еде. Когда люди изучали, как вылечить себя, они обычно хотели научиться исцелять других. Я был уверен, что это были удивительные люди, которые пришли учиться, а не просто быть исцелёнными. Некоторые запоминали всё, чему я учил, некоторые не запоминали. В преподавании я был гибким, чтобы не повторять то, что они знали, и не заставлять их учить новое.

После года или двух группа выросла до пятидесяти человек. Некоторые появлялись иногда, другие приходили регулярно, а около двадцати жили постоянно. Я чувствовал, как во мне начинает расти беспокойство, но не знал, почему. Я знал, что-то должно измениться, но не знал что – моё тело, моё окружение или даже моё сознание. К сожалению, я знал, что перемены не будут легкими, и я должен был предупредить двадцать человек, живущих со мной. Я знал, что некоторые горожане были обеспокоены тем, что мы делали. Я должен был быть готовым в любое время переехать.

И наконец я сказал двадцати людям, что пора уходить. Я чувствовал нарастающее недовольство города. Поскольку мы жили очень просто, они отказывались верить, что мы стремились к Свету. Золото и драгоценности окружали Жрецов Храма. Если боги были на нашей стороне, почему они не обеспечили нас материальными благами? Жители города верили, что без материального богатства им не достичь духовного. Поскольку они не могли достичь материального богатства, они продолжали верить, что нужно ходить к богам для обретения силы, и не могли найти силу внутри них самих.

***

К несчастью, мы опоздали. Много испуганных и разъяренных людей пришло к нам ночью. Четверо из двадцати было убито, десять человек было ранено. Оставшиеся шесть смогли убежать. Раненные десять и я ушли в глушь, чтобы исцелиться. Несмотря на то, что вокруг было много жестокости, я не был ранен. Я не знал, почему. Возможно, работала какая-то защита. Я знал, что шестеро, которые убежали, не вернутся. Я чувствовал их разочарование. Многие из тех, кто не жил с нами, также были напуганы или разочарованы. Несколько преданных друзей нашли физическое место, где мы прятались, и принесли еду, воду и вести с города. Некоторые почувствовали, что их заданием было вернуться в город и незаметно продолжать работу, остальные хотели двигаться с нами, когда мы выздоровеем.

Я узнал, как трудно было осуществлять мой принцип свободы выбора и принимать любовь при таких неприятностях. В Храме нас защищало окружение и суеверия, связанные с богами и их Жрецами. А здесь, вся моя защита была внутри меня, и я чувствовал, что я должен был всегда её чувствовать, чтобы суметь защитить других. Я чувствовал себя ответственным за смерти и раны. Если бы я быстрей отреагировал на внутренние побуждения, я мог бы избежать всего этого. Это был тяжёлый для меня урок. Я должен был запомнить и мгновенно реагировать на внутренние указания. Я больше не был в Храме, где обучали мягко. Возможно, было только одно предупреждение, и если не обратить на него внимания, последствия были бы безжалостными.

Наша маленькая община повредила у горожан чувство реальности, и они ответили страхом и жестокостью. Я усвоил с помощью тяжёлого урока, что моя работа должна делаться тихо, подальше от тех, кто не способен принять новую реальность. Я узнал, что те, кого не могли успокоить их собственные принципы, будут напуганы новыми идеями. Человек должен сначала найти стержень своей собственной правды, прежде чем охватывать другую. Старые основы должны быть разрушены, прежде чем возводить новые. Люди, причинившие нам вред, не были злыми. Они были напуганы.

Когда мы стали переезжать, некоторые пожелали остаться. Я поговорил со всеми, по одному и в группе. Многие поняли, что случилось, и были даже успокоены тем, что я такой же человек. Однако другие искали кумира и не смогли примириться с тем, что у меня есть недостатки. И эти люди решили остаться. Я решил, что всегда буду обсуждать свои человеческие чувства и опасения с группой. Это помогло мне понять человеческую часть себя, а также защищало против поклонения членов группы. Я не хотел нести бремя пребывания чьим-то богом. Я просто был учителем и проводником. Благодаря работе в Храме я узнал, что смирение не было мне присуще в моих прошлых жизнях, и мне нужно было стремиться оттачивать эту добродетель.

***

После многих месяцев странствий наша группа уменьшилась. Наконец мы нашли место, где могли бы остановиться. Мы странствовали по многим пустынным землям и набрели на маленький тропический оазис. Там была вода и фрукты. Также через этот оазис шли караваны, и они с радостью меняли их товары на лечение, сушеные фрукты и всё, что мы были способны предоставить. Оазис был довольно большим, и мы могли находиться подальше от места, где караваны пополняли воду. И поэтому только те, кого звал внутренний голос, прибывали к нашей стоянке. Обычно один или двое из нас шли к воде и предлагали обмен. Несколько человек в группе могли довольно хорошо читать ауры. Они всегда шли вместе, чтобы предупредить опасность. Мы становились мудрее и осторожнее.

После шести месяцев, я почувствовал, что снова пора в путь. В этот раз я не стал ждать слишком долго. Весть о нас распространилась, и многие приходили специально, чтобы учиться или быть исцелённым. Однако всё чаще возникали проблемы с караванщиками, которые нас опасались. Мы нашли долину с водой всего в двух днях пути. Мы могли бы приходить в оазис только для обмена, и продолжать нашу деятельность на безопасном расстоянии. Я раздумывал, когда прекратятся наши скитания. Должны ли мы были вечно странствовать всё дальше и дальше, чтобы не обижать других?

Переезд прошло быстро. Каждый из нас выполнил свои обязанности. Мы увидели, что это место было гораздо лучше. Там, на невысоком холме, был маленький источник, поднимающийся из земли и образующий небольшой водоём, а затем вновь уходящий в землю. Одна из женщин с нашей группы родила мальчика. Так у нас появился наш первый собственный гражданин. Гражданин чего, я не имел понятия, но, по всей видимости, у нас начало формироваться какое-то подобие сообщества. Я не знал, как появлялись у нас новые люди, но они приходили постоянно. Некоторые узнавали о нас от торговцев, и каким-то образом эта информация распространялось. Несколько человек пришло по божественному указанию, поскольку не помнили, как нас нашли.

Однажды к нам пришёл Принц дальней страны со своими телохранителями. У меня было смешанное чувство по этому поводу. Я знал, что это привело бы к новому развитию, а я не думал, что развитие так важно. Однако я был там, чтобы следовать внутренним побуждениям, и начал пребывать в гармонии, позволяя каждому витку развития происходить в своё время. Принц стал приходить постоянно. У него было редкое генетическое заболевание, и он думал, что я могу его излечить. Он пришёл к нам из-за своего сна и мгновенно меня узнал. Я сказал ему, что это заболевание случилось из-за кармы, и его заданием было исполнить эту карму. Когда карма сбалансируется, болезнь пройдёт. Однако я не знал, произойдёт ли исцеление при жизни или при смерти. Я очень привязался к Принцу, и мне стало трудно оставаться объективным. Я должен был постоянно напоминать себе, что нужно принять решение его Души и не испытывать ни страха, ни сожаления…

Продолжение ШАГ 14


Тексты и Шаги Арктурианского Коридора (28 шагов) ==>> ЗДЕСЬ
P.S. Вы так же можете пройти ИНИЦИАЦИЮ «Портал Арктура» подробнее ==>>ЗДЕСЬ

comments powered by HyperComments
AVAVIORI
2015-06-01 19:09:02
(:smile:)ОДНО СОВПАДЕНИЕ!....ВСПЫШКА ЭНЕРГИИ СВЕТА И ЛЮБВИ НАБЛЮДАЛА ВНЕ ФИЗИЧЕСКОГО ТЕЛА! ПОТОМ ЗАШЛА ОБРАТНО В ТЕЛЕ ЧЕРЕЗ САХАСРАРУ- РОДНИЧКА.....И ВОТ, ЖИВУ В ВОСТОРГЕ ОТ ВСЕГО ЧТО ПРОИСХОДИТЬСЯ ВО МНЕ И СО МНОЙ
Jelena
2015-06-02 06:22:10
Интересный опыт ))) здорово!